Иногда мне становится очень страшно. Казалось бы, ну, чего мне бояться? Самое неприятное в жизни уже произошло - она началась. Все, трындец случился, поздно бояться. Но - нееет, все не так просто. Я боюсь будущего, которого у меня нет. Глупо, правда? С одной стороны я, вглядываюсь в будущее, понимаю, что вот этого самого будущего лично у меня нет. Пусто там, до отвращения пусто. Ничего моего, ничего для меня. А с другой стороны я понимаю, что определенную роль в этой жизни я исполняю таки. Я уже взялась за нее, и мне от нее никуда не деться потому, что эта роль со всеми ее социальными проявлениями - единственное, что удерживает меня в этом мире. И вот будущего, уготованного этой роли, я в рамках самой роли и опасаюсь. Как переживания за своего персонажа в игре - ах, как бы нас вон в той пещере злые зомби не пожевали . И понятно, что вот лично со мной ничего не произойдет, но моему честно взращенному игровому персонажу придет не куртуазный трындец. Да-да, тот самый, который полный. Это как-то обидно, а сохраниться нельзя. И с каждым новым пройденным витком жизни этого игрового персонажа растет тревога и ответственность за него. И зомби в гипотетической пещере кажутся все более пугающими.
Вот так ненавязчиво, но вполне очевидно прогрессирует невроз.
И я начинаю хотеть к отцу на ручки, чтобы все пакости от меня прочь-прочь-прочь, а мне - много внимания, заботы, пирожок с вишней и сказку про рыцарей и дракона.
Только вот я уже выросла. Взрослые тетки не помещаются у родителя на ручках, сами заботятся о себе и разбираются с неприятностями, в рыцарей не верят, дракону предпочтут сумочку из крокодиловой кожи, а пирожки по вечерам не едят - берегут фигуру. Вы знаете... Эта ваша взрослая жизнь - редкостная гадость.

Многоуважаемые. Я тут как-то вычитал несколько статеек... А они касались одной любопытной наболевшей (у многих молодых и красивых теток) темы. Детей унд абортов.
Народишко холиварит уже давно. Особенно ярые, но как-то чаще всего бездетные (sic!) грымзы тетеньки бальзаковского возраста, наконец-то, обретшие для себя духовную отдушину в фанатически-религиозных православных текстиках, с пеной у рта требуют запрета абортов и по 10 спиногрызов каждой вьюной тетке. Смекаете, дражайшие? Грымзы Тетеньки бальзаковского возраста пытаются самореализоваться за чужой счет. Дай им их Бог здоровья, если уж ума пожалел.
Аборт - явление социальное. Его нельзя запретить, иначе подпольные аборты и всяческие кустарно-нетрадиционные, а потому безусловно вредные методы прерывания беременности отольются многим теткам похуже обычного аборта. Не из вредности тетки его делают. Вообще, оно ведь как... Если тетка детей не хочет, то есть масса способов предохраняться. Но аборты делает та категория женщин, которые при благоприятных социальных условиях все же родили бы ребенка, пусть и без особого желания это сделать. Безразличные матери рождают бесчувственных людей, собственно, система одобряэ.
Крики и вакханалия по поводу рожай больше, государству нужны уроды граждане - это вообще бред. Государство не заботится и о тех гражданах, которые уже есть, значит, новые точно не нужны. Прессинг со стороны родственников и знакомых особенно неприятен, но тут дело в промытых мозгах самих родственников. Они, конечно, не виноваты в том, что с их мозгами этак не куртуазно совокупилась система, государство и идеология, но порой своими нравоучениями и неадекватом советчики подзамучают. К сожалению, далеко не у всех людей, любящих поучить жить, есть свои уютные бложики, чтобы вот так почти безболезненно для окружающих побухтеть (да-да, вот, как я сейчас), в том числе и на темы деторождения.
Явление чайлдфри - это не отклонение от нормы. Это прямое порождение тех самых фанатично-пристукнутых на голову теток, социальной неустроенности и ретроградных установок в обществе, которое все никак не справится с непристойно-честным 21 веком. Самым религиозным и возмущенным можно дать только один совет, который помог бы им добиться повышения рождаемости: оставьте в покое аборты и чайлдфри. Дайте людям возможность выбрать свою жизнь. Не торопите их, не тащите за руки и ноги к вашей формуле семьи и семейного счастья. Вполне возможно, что со временем кто-то из тех, кто сейчас чайлдфри, встретят человека, с которым не страшно и не стыдно и жить, и детей рожать. И не надо будет волноваться о том, что рожденных детишек нечем будет кормить. А те, кто детей так и не родят, даже без детей смогут принести много радости себе и своим близким, и, возможно, сделают что-то по-настоящему хорошее для чужих детей, а это гораздо сложнее, чем 9 месяцев с пузом проходить.

Подруга затребовала на День рождения

Подруга затребовала на День рождения флотилию резиновых уточек — купаться, видите ли, в компании ей захотелось. И я отправилась в крестовый поход на ближайшие детские магазины.

И что вы думаете? два из них закрылись, третий, судя по всему, собирается. В книжном среди детских игрушек были резиновые ракушки, но только не утки. В бытовой химии и товарах для дома мне сочувственно предложили крючки для полотенец в виде утят, а водоплавающих засранок там тоже не обнаружилось. От отчаяния я начала рыскать по аптекам, сувенирным магазинам, рынкам — уточек не было. Зашла в какую-то неприметную дверь, пошатываясь от усталости, — с порога на меня уставился гигантский член.
Чо надо?! — недружелюбно хмурил он на меня свои гипертрофированные сосуды. Я тихонько ойкнула и от неожиданности стукнулась о какой-то шкаф. С него на меня свалилась парочка коробок с фаллосами поменьше.
— Здрааавствуйте! — лучезарно улыбнулась мне крошечная бабушка у кассы, отложив спицы. Как такие одуванчики вообще попадают в секс-шопы?! — Что вам показать?

Мне уже с порога все лучшее показали! — мрачно подумала я.

— Странно спрашивать, но нет ли у вас резиновых уточек? — робко поинтересовалась я, надеясь на каких-нибудь уточных фетишистов.
— Есть, а то как же! — просияла бабуля. — Вот такие, с вибраторами внутри… водостойкие! — и ткнула на компанию тяжелых пластиковых уток в ролевых костюмах с многозначительной надписью I rub my duckie на боку. Я вздохнула.
— Н-нет, пожалуй, это слишком… с-спасибо! — и я бочком продвинулась к выходу, стараясь не смотреть на титанический хрен у дверей. Дура! — сморщил он свою впечатляющую головку мне вслед. Извините! — виновато пискнула я.

Я вывалилась на улицу, думая, куда же податься теперь. Растерянно нашла скамеечку, села смотреть в инете телефоны игрушечных магазинов. В некоторые даже удалось дозвониться, но нигде мне не сказали долгожданного О да, конечно, приезжайте, у нас сотни уточек всяких фасонов, оптом скидки! . И я уныло поперлась к торговому центру — посмотреть, что там еще можно купить из списка желаемых подарков.
В первом же отделе мне попались отличные пластиковые карты, которые барышня давно хотела. Я решила купить впридачу что-нибудь из горячо любимых ей украшений, а пока запастись подарочным пакетом. Пришлось завернуть в богомерзкий Красный куб . Подойдя к кассе и разглядывая ленточки и открыточки, я вдруг увидела подозрительно желтеющие предметы где-то слева…

Ну конечно. Целая коробка здоровенных уток. Неканоничных, противных уток в каких-то костюмах от медсестры до строителя — по 270 рублей за штуку. На нетвердых ногах я побрела к ящику — на дне удалось откопать двух вменяемых птичек. Ну вы и гады! — с чувством сказала я им. Утки таращили на меня шальные резиновые глаза.

В итоге я не могу теперь спокойно жить: я должна знать, куда подевались все эти чертовы нормальные утки!